00:55 

"Бук, давай запрыгнем в помойку"

Кецальпапалотль
heavy mental
С собой я зачем-то беру резиновую лягушку, черную карточку с надписью "Нет", синие нитки и вытащенную наугад из-под стола "Игру в классики", которую знаю почти наизусть. В метро позволяю страницам следовать за ветром, одним глазом сонно смотрю, что открылось, а другим слежу за тем, как Л. колдует над Рыжей Соней. И почему-то хотелось написать Шляпник, но я быстро успеваю нажать на нужную клавишу, и уже никто не хватает меня за руку. Сумбурно прощаемся, она уходит, я снова в книге, теперь уже двумя глазами.
Ноябрь опаздывает, я перечитываю старые сообщения, съедаю три таблетки от кашля, закрываю глаза и засыпаю, засыпаю. Случайно открываю глаза и вижу ее - она спокойно проходит мимо, поправляя черную шаль. Я возмущенно подбегаю, а она идет дальше, так и не узнав своего Настебука. И лишь когда я подаю голос, она начинает размахивать руками и смотрит на меня совсем другим взглядом. Она не видела меня с ноября. "Это ты? Это точно ты? Ну ты и девушка теперь. Да, ты теперь точно девушка. Шикарная девушка. Так, встань сюда, я посмотрю. Нет, ну просто девушка!" - выпаливает она за одну минуту, а я только дико хохочу и поворачиваюсь в разные стороны. Мы идем по Арбату, держась за руки - все знакомо и немного размыто, будто после дождя. Мы постоянно возвращаемся на места преступлений, кружим по улицам, где знаем каждую дверь и каждую трещину. Вот Исландия, а вот разрушенная стена, а здесь мы пачкали колени, когда пытались спуститься вниз. Ноябрь фотографирует меня в нишах, фотографирует меня у карты Москвы, фотографирует мои ноги, буквально запихивает в телефонную будку, где я душу себя проводом по привычке, а она фотографирует. Я залезаю на внешний подоконник, небрежно швыряю сумку в ноги и, ощущая себя манекеном в витрине, смотрю на прохожих на другой стороне улицы, пока она ищет что-то в объективе.
Мы лежим на холодной земле, дрожим от холода, я читаю царапины на ее ладони, она осторожно водит пальцем по моему шраму. Находим чужую папку с конспектами по истории и английскому, вытаскиваем самые интересные листы, а остальные бросаем рядом с надписью "Нас найдут".
И лучше бы вы не видели глаза девушки, которая осуждающе смотрела, как мы обнимались в метро. Я обнимала Ноября свободной рукой, другой же держалась за поручень и с тоской думала о том, что еще год назад я смотрела, как она обнимает Эльфа. Прощаемся, она уходит, а я закрываю глаза и пытаюсь унять дрожь в кончиках пальцев.

URL
Комментарии
2006-06-08 в 01:25 

Кераниил
и ты не знаешь, что внутри.
нет слов.

2006-06-08 в 01:32 

heavy mental
март.
все настолько плохо?

URL
2006-06-08 в 01:48 

и ты не знаешь, что внутри.
наоборот. всё настолько хорошо.

2006-06-08 в 01:52 

heavy mental
И что же именно хорошо? )
Буду пытать тебя здесь, раз уж ты не в icq.

URL
2006-06-08 в 07:04 

непрочь
Я не колдовала, к сожалению, колдовал Гибсон)
А по поводу твоей девушковости я почему-то промолчала, хотя тоже офигела.

2006-06-08 в 10:11 

JONNY
чувствую в посте такое знакомие мускатное послевкусие Кортасара. спасибо, Кецальпапалотль, возращаешь мне старые сны.

2006-06-08 в 11:03 

Я поражаюсь. Ты владеешь чувствами и словами, как пластилином. Это на самом деле твоя жизнь?

2006-06-08 в 11:38 

heavy mental
и
Ага. Избавилась от очков и одела обтягивающую футболку (потому что все нормальные были в стирке) - и сразу девушка?) Как мило, черт.
JONNY
До мускатного послевкусия Кортасара, кажется, мне еще далеко. Но все равно пожалуйста.
Анжи Буэрналь
Часто задают этот вопрос. Отвечу тоже привычным вопросом - что в моей жизни такого уж необычного? Я просто описываю все, что было.

URL
2006-06-08 в 11:46 

Кецальпапалотль, можно написать просто, ехала в метро с книжкой, а можно чувствовать всё это, у тебя всё так плавно и умело переходит из одного в другое. Так удачно все детальки вплетаются в одно целое.
Ты писатель

2006-07-06 в 16:29 

three cheers for the widow
я снова в книге, теперь уже двумя глазами.
чертовски знакомо.

     

Нетвердый Язык

главная