• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:49 

heavy mental
Дорогая главная часовая канцелярия!
Даже не знаю, где в этом имени ставить запятые. Обращаюсь к вам с глубочайшим уважением и маленькой просьбой. Маленькой песчинкой в песочных часах. Пожалуйста, отмотайте время на месяц назад. Ровно на месяц. Или на месяц и два дня. Обещаю распорядиться этим временем благоразумно и в прошлом ничего не менять. Просто жить.
С уважением, ее пресветлое величество, Королева Подземелья.


Если бы так было можно. Аккуратно вложить листок в конверт. Запечатать. Найти джинсы под диваном. Пойти на почту и отправить.
Джелу Норд уверенным быстрым шагом бежал к следующему выходу. Я семенила за ним, разглядывала его рыже-красные волосы и считала выходы в город на Пражской. Насчитала девять по кругу. Рассмеялась. Джелу громко рассказывал мне, как мы будем ее лупить за такое издевательство.
Я буду любить тебя даже с отрезанной головой. Тихо, не упади.
Ворочаюсь на диване и слышу смех за стенкой. Кладу голову под подушку. Зову кота шепотом. А он играет с моими пятками.
Настя, Настя! Смотри, кто идет сзади нас! Ой, у тебя так глаза сразу загорелись..
Я нюхаю волосы Джелу и сообщаю ему, что они у него потрясающе пахнут. Мурка тоже нюхает и говорит, что они пахнут болотной тиной.
Мы ползем по полю. Два маленьких трактора. Нет, я, пожалуй, большой. "Самое ужасное, - говорю я, - это ползти, ползти и упасть в канаву..." Выползаем и идем по асфальту. Около нас останавливается машина и предлагают подвезти. Проезжает вторая. Я возмущаюсь, почему и эта не остановилась.
Мы смотрим "Властелина Колец". Перематываем один кусок снова и снова. Смотрим на длинноволосого эльфа в эпизоде. Улыбаемся.
Я лежу на полу и дергаю ногами. Она снимает это на камеру. Кричу, захлебываясь смехом: "Остановите съемку!" А потом мы безжалостно скидываем чужие книги на синюю крысу. "Синяя Крыса - каскадер" - говорит F-ey и топает ботинком, показывая мне, что съемка уже началась, а я тут хлопаю ушами.
Холодно. Сначала мы сидим друг напротив друга. А потом лежим, и я разглядываю ее волосы. Встаем и ползем на корточках к дому.
Черный провал.
Мы обнимаемся и по очереди чмокаемся в щечку. "Ну, я пойду к метро.." "И мы тоже пойдем" - отвечает мне Джелу. "А зачем мы тогда прощались здесь?" "Это была репетиция."
Иду, не оборачиваясь, спускаюсь вниз. Сажусь и открываю книгу.

00:06 

heavy mental
Крикнув им, чтобы они все оставили меня в покое, я убежала. И выбежала в круглый зал. Я ходила по нему кругами и смотрела на саму себя в зеркалах. Комната смеха. А потом я вылезла из своей головы через ноздрю. И пошла гулять.

02:01 

Запись новая. Новая запись.

heavy mental
Жена моего отца - это так здорово звучит. Пол вокруг меня становится жидким. Или, как минимум, рассыпчатым. Она говорит, что для моего возраста у меня старческие глаза. Умудренные жизнью. Она крутит моим отцом и своим хвостом. Хвост игриво высовывается из-под юбки из бутика Oggi. Когда мой отец резко вспоминает обо мне, мне приходится резко вспоминать о ней. У меня до сих пор нет парня. Она, наверное, не может заснуть по ночам, думая об этом. И каждый раз надеется, что он уже появился за прошедшие две недели. Где-то в темноте я смеюсь ей в лицо. У меня до сих пор нет парня, стиля и чего-то еще. Не помню. Она считает, что я хорошо влияю на свою сводную сестру. Сводная сестра хорошо влияет своими руками на мои волосы. Я приползаю домой, считая выдранные пряди и подозрительно нюхая одежду. От нее пахнет сигаретным дымом. От сигаретного дыма я сползаю на пол и бледнею, задыхаясь. Я выношу только дым Джелу. К слову пришлось. А сводная сестра любит свою некрасивую сестренку. Стою под горячим душем два часа, смывая дым с тела. Трачу весь шампунь. Она идет по Красной площади, цокая каблуками. Она спрашивает у отца, показывая на собор Василия Блаженного, что это, мол, такое. Но, надо сказать, красивое такое. Она - жена моего отца. Она рассказывает, обнажая зубы в улыбке, как отец в таком-то году дарил ей цветы пачками, просто пачками. Это было в год моего рождения. Я криво улыбаюсь в ответ. И жалею маму. Незнакомое мне чувство. Она будит его, бесцеремонно протыкая насквозь накладным ногтем. Я смотрю на отца и думаю - как ей не противно быть с ним? Не наоборот. Я пришла и прильнула губами к постеру с Че Геварой, целуя его. Полностью опустошенная и вывернутая наизнанку.

18:45 

"Твой образ меня/мой образ тебя."

heavy mental
На улице шел дождь, а рядом с памятником шел митинг. Стекла залило каплями. И я не пыталась за ними ничего разглядеть. Поэтому я просто стояла и ждала.
Я сразу же поразилась тому, какая она высокая. У нее очень доброе лицо. Ее голос напоминает мне Париж. Франция 1968. Мы шли молча. Моим музыкальным сопровождением был цокот ее каблуков по тротуару. Я была рада, что можно вот так вот идти и молчать. Это редко удается. Я молчала, смотрела по сторонам и одергивала ворот черной рубашки. На Красной площади она чуть не потеряла туфельку. Через час мы лежали на траве и смотрели на плывущие облака. Пение птиц и шелест листвы мешались с ревом машин. Мне было интересно - в ее глазах отражаются облака? Листья путались в волосах. Мы говорили про наступающую осень. Потом встали и опять пошли. И я вновь шла за ней и смотрела по сторонам, слушая цокот. Мы обрывали афишу Кататонии. Она свернула ее в рулон и несла в руке. Я молчала и молчала. И она молчала. Мы молчали. Даже тишина молчала. И людей вокруг просто не было. Губы слипались. Ноги шли.
Спасибо за эту прогулку, Yuna.

13:19 

Припевочка.

heavy mental
Он был моим кукольником, а я была его послушной марионеткой. Он дергал за нитки, а я смешно дергала руками и ногами. Он вкладывал свои слова в мои пластмассовые губы. Он заворачивал меня в фиолетовую ткань и укладывал в сундук. В сундуке пахло нафталином. Занавес был сделан из красного бархата. Почти все спектакли начинались в 9 вечера. Собирался зал, приходили люди, но я никого не видела. Я даже никогда не видела других кукол. Я была увлечена моим Кукольником, его руками и движениями. Я беспрекословно двигалась за его руками. По вечерам он говорил со мной. Я молчала, моргала ресницами из синтетической нити и вращала стеклянными глазами.
Однажды у меня появилась дырка. Он заботливо заштопал ее потайным швом. И все продолжилось - спектакли, полный зал, фиолетовая ткань. Нафталин и глаза. И длинные пальцы, управляющие мной.
Мои нитки спутались. Он выругался и закинул меня в коробку. Через месяц коробку унесли на свалку. Прислали другую куклу.

18:15 

heavy mental
"Быть ли великим, скрытным, надушенным зверем,
Вымирающим под милым покровительством Королей,
И влачить жизнь роскошною клумбой
Под гербами их Странной империи?"
Мне - не быть. Но и наплевать на судьбу и швырнуть Королям все карты на стол никогда не выйдет. Я - кусок пластилина. Я - серая тряпка, желтая губка, белая замазка. Валяюсь под ногами, впитываю, закрываю собой. Уползаю, утекаю от Королей. Всегда какой-то обрубок, кусок чего-то. А стать целым не выходит. Я не нахожу часть себя. Я бегу от общества, потому что там я всегда лишняя. Я бегу от себя, потому что мне себя не хватает.
Я бегу от мыслей, потому что сейчас не могу их выразить.

17:33 

heavy mental
И мне подарили овцу. В блестящем пакете. Я спросила у друга с мрачноватой выдавленной улыбкой: "Это тонкий намек?" А он захихикал.
Я стягиваю кроссовки прямо на пороге, куртку бросаю на пол, форменная жилетка летит на диван, расстегиваю все пуговицы у блузки, она тоже сползает на пол, джинсы сдергиваются. Только после этого я криком проверяю, есть ли кто дома. Нахожу халат в тазе с грязным бельем. Ложусь в кровать, укрываюсь одеялом, лежу 10 минут. Отрываю от батона кривой кусок, ем. И в Сеть. Больше делать нечего.
..Кружусь по комнате, вальсирую с Овцой. "Северное небо остужает города..." Запинаюсь о стеллаж.
Нет ничего хуже, чем обыденная жизнь. Так казалось мне год назад. А теперь мне все равно. Я стала апатичным растением на тонкой ножке. Перезревшим одуванчиком, кое-как дотянувшим до осени. Да, действительно, надо перестать прятаться за словами и вылезать наружу. За месяц, проведенный в деревне, я была на воздухе два раза. Свет резал глаза. У меня появляются черты, свойственные всем больным людям. Я люблю долго рассказывать про все свои болячки, описывать ощущения и боль. Странно, что руки-ноги и остальные части тела еще не отваливаются.
Мы с тобой плывем туда.

19:45 

Босиком по мостовой.

heavy mental
На словах: "..Мы любовались луной, и я слышала стук его сердца", по моей щеке в темноте потекли слезы. Yuna тоже плакала. Кто-то впереди шмыгал носом и всхлипывал.
На Новослободской мы прощались. После фразы "Ты очень хорошая", я вспоминала улыбку Юны, ее теплую щеку и бежала по переходу. Моя старая джинсовая куртка развевалась вместе с волосами, а я гладила большим пальцем ключ в кармане. Мне было уютно. Люди стали декорациями.
Во время фильма я настолько вжилась в сюжет и жизнь героини, что непроизвольно кивала головой, отвечая за нее на вопросы. Меня слегка пошатывало, когда начались титры. И мы снова молчали. Но тогда я молчала, потому что в глазах до сих пор были кадры из фильма, звучали песни, и я просто не могла ничего сказать. И это было прекрасно, чудесно, незабываемо. Дайте мне словарь синонимов, я продолжу.

16:43 

Пустая.

heavy mental
Доедаю молочную шоколадку, дочитываю "Каникулы в коме" Бегбедера. Стала часто опечатываться, странно путая буквы. Вместо "а" пишу "и", вместо "ы" пишу "ю". Бурчу под нос "La mer". Осень ворвалась слишком быстро. Рябина под окном слишком быстро покраснела. Школа мне надоела. Слишком быстро.
В кармане старой куртки, которую давно не одевала, нашлось много интересного. Мятая бумажка, стершаяся и посеревшая по швам. "Wild horses couldn't drag me away" - неровно написано на ней. Достала, прочитала, снова сложила и убрала на место. 12 рублей мелочью. Достала, потратила на мороженое. Старая конфета. Кто-то угостил. Достала, попробовала, выплюнула. Хлебные крошки. Не доставала.

15:18 

heavy mental
Пальцы, волосы, ногти, вены. Больше всего привлекают меня в людях. Любуюсь ими с манией сумасшедшего профессора. Я не обращаю внимания на лицо, я не вижу (это же глупость!) фигуру, я замечаю только пальцы, волосы, ногти, вены. Пальцы меня завораживают. Вены трогают. Я просто Интересуюсь ногтями. Люблю чужие волосы.
Сейчас я даже не вспомню имени того юноши. Он копался в сумке, искал учебник. Выудил его длинными тонкими пальцами. Наверное, именно за эту "черту" я так люблю музыкантов. У него были вздувшиеся вены-канаты ярко-синего цвета. И грязные ногти.
На моей правой руке мне постоянно мешают длинные ногти. На левой ногти коротко пострижены. Так удобнее играть - ведь я постоянно теряю медиаторы.
- Настя, скажи мне честно, очень тебя прошу...
- Да, мам?
- Ты причесывалась сегодня?
- Нуу..
- Причесывалась?
- Нет.
- Да уж, молодец. Вижу.
Пальцы. Гибкие - это наследственное. Отгибаю назад колечком, сгибаю только первую фалангу, дергаю одним мизинцем.
Много, много уколов в вену. В больницах, всего лишь проба крови. Жгут и моя трясущаяся рука.

@музыка: Rough Justice - Rolling Stones

21:08 

heavy mental
А хорошо было бы идти через дорогу, слушая музыку и витая в облаках. А тебя переедут. И ты ничего не узнаешь. Да, я уплыву.
Хорошо было бы напиться до беспамятства под эти чудесные фортепианные проигрыши и упасть лицом на стол. И ты ничего не вспомнишь. Хорошо, что я пьянею от одного стакана красного сухого вина.
Хорошо было бы послушать вместе с кем-то "Book of Saturdays". А еще я бы пропела ему последний куплет. И первый. И всю песню. Дрожащим голосом. Уткнулась в его волосы носом и тихо пела на ухо. Бы.
Я пришла и плюхнулась на банкетку. Я сказала маме, что больше не пойду на гитару. Брошу все к концу пути. Не могу видеть лица. Пальцы дрожат, трогая струны. Я заплакала и меня стало трясти. Уползла к себе в комнату, шаркая ногами. Написала сочинение по английскому. Поплакала. Съела персик. Расчесала волосы.
Хорошо было бы вот так идти - музыка играет, а ты витаешь в облаках. Ты вспоминаешь и улыбаешься. А потом резкий удар. И ты ничего не узнаешь.

12:20 

heavy mental
В 23.00 я решила, что химию напишу на немецком, физику спишу у кого-нибудь, прислонившись к стене у кабинета, сочинение по литературе сочиню прямо у доски, вызвавшись отвечать, русский вообще обойдется, его можно не делать, а история не заслуживает моего внимания, чего из-за нее переживать вообще. И потом я поняла, что первым уроком немецкий. А я ни слова не помню. А я не написала 12 предложений по теме "Стоит ли сокращать летние каникулы". А я... И вообще, у меня болит зуб. И я легла спать с чистейшей совестью. И с больным зубом.
Поэтому в 9.20 я с радостной улыбкой сидела у кабинета стоматолога, пропуская школу. "6, пломба, кариес. 5, пломба. Нижний, 6, пломба, дыра"
Меня пытали сверлом, но я так и не рассказала о причине посещения. Мне назначили еще 3 сеанса пытки и попытались убить мышьяком.
Алгебру буду делать завтра. На английском.

10:55 

heavy mental
Вокруг горы скомканных бумажек и реки из ручек. Рисую черно-белых козявков. И козявок.

22:49 

heavy mental
Привезли вещи с дачи. Накинула куртку поверх футболки и выбежала во двор. При свете фонаря разглядела, что ноги полностью голые, хорошо хоть, что кроссовки одела. Мне вручили тыкву и поручили стоять у подъезда. Я крепко сжимала ее в руках и любовалась ярко-оранжевым боком. Я решила, что если те мужчины у скамейки пристанут ко мне, я буду говорить им, что меня зовут Золушка. И я только что с бала. Они не пристали. Золушка побежала с тыквой домой. Я показала тыкве все пять этажей. Кроссовок решила не терять, белые лошади-кони с их гордыми принцами не влезут в нашу прихожую.

12:39 

heavy mental
- Тань, ты каким снотворным пользуешься?
- Морфий.
- Дура, не морфий, а "Морфей"!
Услышав этот разговор в кабинете стоматолога, я начала пытаться смеяться с открытым ртом и тут же получила выговор от тетеньки-врача. А потом вышла и заявила маме: "Ошобенно нефриятно было, кохда шверлили сдесь..." И сама удивилась. Язык бревном застрял в глотке. Я шепелявила еще два часа и смеялась над собой. Зато не надо говорить англичанке, что мою домашнюю работу украли маленькие зеленые человечки. В школу-то можно не идти.
Осень перестала быть собой. Стало тепло, солнечно и светло. Как странно - я жду зимы. Я жду снега и белого безмолвия. В декабре ты начинаешь думать, что она никогда не кончится. Что это уже давным-давно. Года два. Лет пять. Всю жизнь. Я бреду по улицам, загребаю ногами снег или коричневую слякоть (это уж как повезет) и думаю в одиночестве. Трачу часы. На улицах безлюдно, и я прохожу по всему району. В голове что-нибудь играет. Рукава старого пуховика не достают до запястий, а джинсы пачкаются. А снег падает на лоб. И никого, никого.
А пока я сплю у миски с пломбой на зубе.

20:31 

Absolutely Entertaining.

heavy mental
Я хожу по книжному, натыкаюсь на других людей и даже не извиняюсь. Я жадно впиваюсь глазами. Листаю страницы. Дышу глубоко-глубоко. И знаю, что не задохнусь. Моя жизнь обретает обложку и титульный лист. Пятитомник моей души. Я ухожу, так ничего и не выбрав. К тому же, у меня 5 рублей в кармане. Я стану дешевой книгой в бумажной обложке. Или распятой бабочкой среди разноцветных нитей.
Завтра пойду на почту, крепко сжимая темно-синий конверт в руке. Хорошо бы было, если бы пошел дождь. И конверт намок бы и деформировался. Главное, выйти из дома. Выйти. Пересилить себя. Прижать силу воли к стенке. И не давать уйти, кричать, что она еще не попила чаю, и просить остаться на ночь.
Я хочу вырасти и состариться. Убить максимализм в себе. Убить претенциозность. Убить маленькую слепую карлицу-фею.
Я отвечала всем гостям, что застрелюсь в 29, не выдержав груза старческого маразма. Они либо смеялись над этой бесподобной шуткой, либо говорили, что разочарованы. "А на вид такая умная девочка... И говоришь такие глупости."
Моя осень. Кто ее отобрал? Верните. Мою, мою. Осень. Только настоящую! Не заворачиваете, я донесу в руках. В ладошках. Шоколадную и багряную. Шуршащую и тихую. С листьями и лужами, обнимая и пачкая куртку.

22:55 

"И все понимают, что я не сумею вернуться назад"

heavy mental
Я люблю заворачиваться в штору и смотреть на свою комнату сквозь сеточку тюля. Люблю бренчать чайной ложечкой о стенки чашки. Я люблю Москву за запах. Единственная причина, по которой я могу любить Москву. Высовываюсь в окно и нюхаю свой город. Он пахнет мусором и корицей. Потом и сахаром. Выхлопными газами и свежим хлебом. Пригоревшей картошкой и духами. А в шторе прожженная дырка. Никогда не буду менять эту штору. Я проживу зиму в снегах и синтепоне. А весной куплю на мелочь билет на автобус. И уеду во Владимир. На день. На два.
Я подсознательно вычеркиваю осень. Она уже не моя. Я доживу ее. Доживу ее в джинсе и листьях.
Из окна пахнет кошками и жухлой травой.

18:23 

heavy mental
Оранжевый листик аккуратно вложен обратно в конверт. В нем две дырки. Снова капает дождь. Серое плотное небо. Из дерюжки или твида. Или вельвета.
Я заберусь под одеяло в полосатой майке, найду пульт и буду смотреть фильм, которого ждала две недели. Еще найду шоколадку, должна же она где-то валяться на просторах нашей квартиры. И буду жалеть, что не люблю кофе. Серое небо-черный кофе. И бренчать ложкой. И пять ложек сахара, потому что задумалась и забыла, сколько я уже положила. 2046. А завтра я приду из школы и буду скачивать саундтрек к фильму. А потом буду еще неделю вспоминать и слушать. И снова жалеть, что смотрела одна. И не пила кофе. Потому что не люблю. Листья облетят. И запах духов выветрится, оранжевый засушенный листик будет пахнуть совсем по-другому. Мокрый вонючий асфальт. Мама держала письмо, как труп крысы. Знакомое ощущение. Она ревнует меня к письму. Письмо вызвало гораздо больше радости, чем она сама. Да-да, я плохая дочь.
Я прыгала радостным бегемотиком и повизгивала от восторга, не замечая ее. Стыдно, но это чувство слишком слабое, чтобы выжить. Поэтому мы усыпим его укольчиком. Боли не будет. Отпить из каждой бутылки по глоточку.

@музыка: Настя Полева - Море Сиам

19:38 

Пусто-там. Часть 2.

heavy mental
Открываю и смотрю на пустую форму для новой записи. Будто там что-нибудь появится само. Я тупо смотрю на зеленую доску, и разводы мела превращаются в диковинные цветы, а буквы и цифры - в птиц. Птицы разлетаются стаями по классу и садятся на парты. Цветы свешивают стебли и сбрасывают лепестки. Появляются новые. Класс заполняется лепестками и птицами. Меня багром вылавливают из воды. Я глохну, потому что вода забилась в уши. Я не могу ничего сообразить, потому что вода сквозь уши просачивается в мозг. Я сижу в луже и капли стекают с волос. А до меня нельзя докричаться. Отмахиваюсь от птиц и медленно иду к доске, пытаясь не споткнуться.

21:11 

heavy mental
Не разойтись двум кораблям.
- Мама, а если я бы поехала во Владимир на осенние каникулы? Теоретически!
- Если теоретически, то тебя никто туда не приглашал.
- А если да?
- Осенью слишком слякотно, не поедешь никуда.
- Хорошая причина.
- Нормальная причина.
- Скажи, скажи честно! Скажи, что ты не можешь меня отпустить, потому что ты думаешь, что мы лесбиянки! Ну, скажи же! Давай, скажи! Что ты взгляд прячешь? Да, мы грязные извращенки, ок.
- Я подумаю.
Мешая краски дня. Солнце, свети.

Нетвердый Язык

главная