• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:06 

Женщины проращивают камешки на лето.

heavy mental
А хотелось бы спать прямо на полу у двери. Вместо этого синяя мятая простыня со звездами, жесткий диван и кружевная сорочка. Я путаюсь в ней, запинаюсь и падаю. На свой грязный ковер. Я лежу на нем и разрываю пыльно-нитяные клочки на комочки помельче.
А принцесса была ужасная. И погода тоже. И приехал король, и ругался, и пытался сам навести порядок. Вы подумайте, сам король наводит порядок! Ползает с пакетом для мусора. В общем, все ясно с этой принцессой.
Я прошу тебя, закрой глаза. Мне в эту ночь не спится.. А ты их на самом деле закрой. И увидишь снующих пылевичков. Хотя зачем их закрывать? Вон, опять под кровать побежал, маленький такой пылевичок. А я не пылевичок, я мучной червячок. И это я написала в лифте "Здесь был Вася". И дверь у соседа с правого края тоже я ободрала. Ну конечно, я. И я пою тут в лифте, и я сажаю деревья на дороге, и я кинула в голубя батоном хлеба, и вообще - тут только я. Мой пылевичок воет под кроватью и закутывается в шарф.
Ночью очень поэтично.

22:16 

Я, Алиса и безе. И белые брызги по стенам.

heavy mental
Топлю печаль в белке.
- В рецепте написано, что надо три яйца. Но мы же не жадюги? Положим пять.
- Дай сюда миску. Куда ты суешь скорлупу, куда?
- А если перевернуть миску, оно не должно выпадать. Попробуем?
- Думаю, рисковать не надо. Я же сказала, что не надо, это же моя голова!..
Мы ищем миски, ложки, миксер. Мы отделяем желток от белка и размазываем остатки по рукавам. Я разбираюсь с плитой и пытаюсь убить Алису миксером. Она поет песни и пробует сунуть в густую пену скорлупу. Я ем жидкую взбитую массу и высыпаю еще чашку сахара туда, пока она отвернулась. А потом мы сидим на полу около духовки и смотрим на кривой пласт, улыбаясь так, будто произошло чудо.
Коричневый, потрескавшийся, сплющенный. Из трещин вытекает белая жижа.
- Я же говорила, что мы гении кулинарии. Мужчины на части разорвут.
- Конечно.

00:43 

Пограничные сны

heavy mental
И знаешь, я ем эту землю два часа. А еще я могу на спор пить шампунь и лизать стены.
А ведь писать с маленькой буквы проще. А ведь когда я шнурую свои кеды, я всегда выключаю спиной свет. Я могу дарить сказки, но завтра мне придется ехать за футболкой. Сегодня я сплю на диване - сегодня я скатываюсь в нору и ностальгию. А ты приходишь во сне на вокзал, и я тебя встречаю с шариком в руках. Договорились? В 5.40, не забудь. Сегодня я дождь, серая вода по окнам или лужам. А я пою свои слова и играю на чужой воображаемой скрипке по нотам. И пепел шлейфом моим ползет за зимой Пятого Райдера. И волны глухо на берегу. И я буду сегодня танцевать, поливая всех из шланга подсолнечным маслом, слезами и хлорированной водой.
И знаете, чтобы написать этот пост, мне потребовалось две минуты. Потому что он бездумен. Он полит маслом, а пепел прилип к запятым.

18:10 

Лунная дорожка на столе.

heavy mental
Прощание получилось скомканным. Я ловлю ее мизинец и уже ухожу. И чуть не плачу. И говорю что-то, говорю, говорю - лишь бы не заплакать. Я рассказываю про соль и крыс. Я тараторю про афиши и троллей, про сорта пива и про кому. И все еще чувствую ее потные ладони в своих.
Скомканный приезд, который придумала не я. Зато опять многое вспомнить, многое описать? И то, как я бегала вокруг детской больницы, спотыкаясь и разглядывая фигурки в черном. И то, как я перелезала через забор детского сада. "Ты всегда устраиваешь мне поиски имени себя?"
И мы сидели на краю ковра и обнимались. И я рассовывала сигареты по тайникам. И мы, и я. И даже Синяя Крыса Нысть. Я даже с надеждой перерыла свою комнату. А вдруг она забыла свой нож, свою книгу про самооборону, свою футболку? Она оставила коробку шоколада. И еще один пост в моем дневнике, который опять пришлось с улыбкой удалить. И даже мысли скомканы.
И потные ладошки, которые она мне демонстрирует каждый раз, как только они чуть-чуть становятся сухими.
Ноябрь закончился. Я сижу на афише и знаю, что концерт будет не в ноябре, а в каком-то другом месяце.

20:54 

Скъёль. Танцуйте, черт бы вас подрал.

heavy mental
Я перебираю монетки в кармане и читаю про себя отрывки из "Книги Перемен". Я стою рядом с полуприкрытыми глазами и сквозь узкую щелочку хмуро смотрю, как они целуются. А под ногами листья, а под ногами скользкий асфальт. И в метро я стою рядом, и в метро я бегу следом. Они синхронно шагают по ступеням, каждый раз начиная с правой ноги. А я прыгаю за ними, закрывая глаза, чтобы не видеть эти две руки вместе. И широкая улыбка, и почему же я молчу? У нее зеленые брови и зеленые пряди в волосах. А он открывает мне дверь, и они снова шепчутся о чем-то сокровенном. И едут домой. А я пойду кататься по лестнице-чудеснице.
А на Арбате с Ноябрем мы покупаем сигареттес, а на Арбате мы ножом отрываем и подрезаем афишу. И нам жалко 10 рублей на зажигалку. И мы бродим по этой Исландии и ищем длинноволосых троллей с огнем. Мы едим пирожки с картошкой и прячем огненные палочки в карманах. Два колбасных дома и башня-темница. А потом мы опять на Тверской, а там ветер и холодный мрамор. Через час пять собак-пентаграммой около дома.

20:09 

Первый день с Ноябрем.

heavy mental
Если долго свистеть в бутылку, на всех заборах появляются надписи "Зачем", а ты сам сидишь на полу в метро и настраиваешь режимы съемки.

15:17 

когда я вернусь. (давнишнее)

heavy mental
И я давно хотела писать своими неровными печатными буквами в ваших тетрадях. И я давно хотела всем вам что-то сказать. Подняться на крышу и крикнуть громче всех, перекрывая голосом скрип качелей и детские визги. Но я все забыла.
Альфа, бета, гамма, дельта. Хорошо, что я не гамма. Хорошо, что я не эпсилон. Хорошо, что в холодильнике еще стоят йогурты с вишней.
Хорошо, что в апреле так часто дожди. И плохо, что этот ноябрь совсем такой же, как октябрь. И мерзнут пальцы, а крошки пирога прилипают к мизинцу, а губы у меня в сахарной пудре, а я даже не бета. И мама привыкла все проблемы решать только с отцом. Она звонит ему, звонит, звонит, а он звонит мне и рассказывает сказки на ночь. И я топаю под стол.
Погода была ноябрьская, а принцесса была злой мелкой дрянью. И королева хотела утопиться, а король ушел к служанке, не выдержав жизни с принцессой под одной крышей. Принцесса гнула ложки и громко плакала, высовываясь из окна.
А дальше я не могу придумать, простите. От себя хочу добавить, что у принцесса сморкалась в занавески, отказывалась носить юбки и пила королевский коньяк.
В нашей школе всего три профильных класса - лингвистический, экономический и технический. В какую сторону мне уходить на север?
Когда я вернусь, распахивайте двери. Когда я вернусь, зажигайте в окнах свет. Когда я вернусь, киньте в меня камнем. В какой стороне север? Если я вернусь, вы все-таки подарите мне компас, пожалуйста.
Через пять минут мама зовет меня обедать, а я сижу под столом и гну одну-единственную ложку, которая там валялась.

22:59 

Ne-формат.

heavy mental
А может быть, Кецаль тоже понял, что ничего не знает о своих пч. Поэтому расскажите мне о себе. Что угодно.
Is there anybody out there?
Расскажите.

21:18 

Ноябрю от Апреля.

heavy mental
И мне до слез.
Я тот ноябрь разлюблю за пять минут. И все, и в снег. Который тает и подмигивает черным. И вместо "история" я жирно пишу "истерия". И мыслей нет, и писать с маленькой буквы так легко, и я люблю стук клавиш. Вино со снегом, разбитые кресты, отметки в бокалах. И спать в салате со скучной книгой.
Газета за 7 рублей, лихорадочное листание страниц, вымышленный сугроб.
Принцесса была пре..
А я могу купить билет и сбежать. Хотя нет, не могу. Купить - это дорого, это сказочно. Когда я вырасту, я буду убивать за деньги, ведь точно буду. Когда я только вырасту. Уже? Вставать около дверного косяка и отмечать маркером. И расту вниз, и кривлюсь в стороны. И нет мозгов, и восприятие детское, и где мое сердце? Кусочками по трамвайным рельсам.

18:43 

В клубок.

heavy mental
Сзади крадется по тонкому льду маньяк. А я не бегу, не спасаюсь, не кричу. Я слушаю музыку в своей голове и думаю, как удобно меня душить шнуром.
Ключи летят из окна на асфальт и на лед. Бренчат и звенят. Связка распадается.
Последняя тыква с кухонного подоконника отправляется на жаркое. И никто не прорежет ей ножом глаза, чтобы она могла видеть. У нее нет свободы слова и она слепа. На жаркое ее.
Если уж кто-то здесь и придуман, то только я. Я ем снежинки и подбираю старые банки. Я звоню по домофону незнакомым людям, чтобы узнать, впустят ли они меня в свой подъезд.
- Он вымотал тебе всю душу.
- Зато я полюбила King Crimson.
И его номер так похож на номер моего мобильного. А мой мобильный лежит на краю стола с темным экраном. Я сижу на полу около холодильника с грязным хлебным ножом и пью мамин коньяк. Я мешаю его с молоком и кашляю в кулак. В ванной грязные носки и мокрые полотенца. В подъезде дым, в руках дым, в голове дым. Я не знаю задание по алгебре, хотя мне, наверное, просто нравится стук клавиш. Телевизор раскрашивает стены в фиолетовые цвета, а часы поют детские песенки.
Сегодня день рождения компота - он тухнет здесь два дня.

20:03 

А давай закажем кальян и притворимся, что его заказал специально для нас тот лысый?

heavy mental
А когда отец отвернулся, она налила мне водки в стакан с минералкой. Я пила и шептала: "Тетя, ты чудо". Сплошные родственники. Интересно, папина жена видела эпопею с водкой?
Козебяки прерывисто дышат на крыше и вертят в дрожащих лапах куркульки на проволочках.
А Петр Иванович - это носок. А я в этом фиолетовом свитере похожа на Ивана Петрова, во всяком случае, я так кричала утром.
А еще утром мы купили три пакета молока и самый дешевый кетчуп.
Мы снова посыпали пеплом клавиатуру и общались с котом.
Первый снег был самым..
Тебе так нравится эта стена?
Концептуально.

18:01 

Был самым. 3 цвета.

heavy mental
Самый долгий weekend в моей жизни. Или самый быстрый? Самый красный. Первыйснегбыл.
Все началось в 16.00. И в полночь явился дирижер. Я встретила дирижера с белым платком в руках и с мертвым голосом. Черная штанга 3 сантиметра. Я сбежала из дома с боем, что из этого следует? Trans(trance)-Aero. Сидя на скамейке. А потом сквозь долгий холодный коридор на мост. Мы стояли на мосту над железной дорогой. Рельсы под снегом, манящие рельсы под снегом. "Будем пить вино со снегом.." И держать сигарету, как флейту, замерзшими пальцами. Она учила меня стряхивать пепел. Я кашляла и затягивалась сильнее. Captain Black. Первый снег был коричневым. Он пах шоколадом и падал на рельсы, куда я хотела спрыгнуть. Полететь за пеплом.
Пепел на клавиатуре, а перед этим - долгий секс с системным блоком. Потом звонок куда-то вдаль через Москву и глухой голос. Славный голос. Мерзкие улыбки-ухмылки и анекдоты. Затем те самые диалоги про водку, бесконечно про водку. И я даже не говорила, что я еще маленькая. Я хихикала и падала на плитку.
Ночью началось шоу. Мы жгли свечи, предварительно чуть не спалив комнату, отскребали воск, мешали лавандовое масло со сгоревшими бенгальскими огнями, рисовали бабочек и змей в воздухе, а пепел кружил по комнате, оседая на потолке. Потом мы сдували его с занавесок и проверяли, черны ли наши лица.
Черны ли наши души?

22:01 

и.Диалогия

heavy mental
- Тебе так нравится эта стена?
- Нет, я просто очень хочу водки.

22:28 

Девочка со спичками.

heavy mental
Если существует настоящее лекарство против морщин, дайте мне пять пачек.
Хотя я все равно в него не поверю. И ничто не разгладит хмурые брови и трещины в душе. Ничто не стирает воспоминания. Ничто не повторяет их вновь. Но если у вас есть настоящее лекарство против морщин, дайте мне пять пачек. А если оно дешевое - то шесть. Быстро привыкаю и теряюсь.
Когда я возвращаюсь домой, мама забирает мою сумку, садится на мой стул и начинает методично выворачивать карманы. Я изображаю полное безразличие, достаю первую попавшуюся книгу из-под дивана и начинаю притворяться, что читаю. Я бегаю по строчкам и кошусь в ее сторону. Я могла оставить чек в каком-нибудь кармане. Я могла забыть в глубине сумки записку. Я могла оставить там свой последний стих. Я забыла стереть последние sms. Мама проверяет карточки. Мама открывает пенал и перебирает все ручки. Вторая молния. Фантики на полу. Морриссон на столе. Стишок про кота Мордана смят в комочек. Мама думает, что я уже уничтожила все улики. Что кокаин уже занюхан. Что все косячки выкурены. Что бутылки валяются в кустах. А презервативы вообще в моей сумке не могут задерживаться долго - так считает моя мама. Она кидает сумку на пол и начинает спрашивать, когда я буду ее жалеть. Когда у меня отмерзнет сердце. Когда я приберу в комнате? Она приподнимает пачку из-под чипсов и берет сгоревшую спичку двумя пальцами. "Что это?" Спичка, сгоревшая спичка. Забыла выбросить, а тогда зажигалки не было. Руки показать? Уколы в вену? Мутные глаза? Дыхнуть? Мама забирает модем, а я вновь жалею, что он внешний. Я мою посуду, переодеваюсь, пью Парацетамол, и модем снова со мной. Мама уходит в свою комнату, забирает кота и полностью меня игнорирует, считая, что я невидимка.
В восемь вечера мама становится драконом, модем - тыквой, комната - заколдованной башней, а я - принцессой-подкидышем.

00:04 

Мое/твое. Не трогай.

heavy mental
Не люблю, когда за спиной.
У нас два полотенца в ванной. Мои баночки и тюбики - справа, а ее - слева. Я не могу вытираться ее полотенцем. Моя паста всегда справа. Ее крем - слева. Я ношу ее ковбойские сапоги с бахромой. Она моет за мной посуду. Я хожу в ковбойских замшевых сапогах по квартире, отбивая каблуками блюз и потряхивая бахромой. Одно зеркало мое, второе - ее. И не пей из моей чашки. На ее чашке - надпись "I love cofee", а мои чашки меняются каждый день. Сейчас это чашка с воробушком. Я шмыгаю носом, а она никогда не забывает класть на стол салфетки. Я не здороваюсь с соседями. Не беру ее батарейки и не прячу ее пульт от телевизора. Не читаю ее газеты. Она, в свою очередь, читает мои записи в старых тетрадях и ищет мои стихи. Она натягивает шапку на мою голову и собирает заколки с пола. У нас два полотенца в ванной и совсем разные дороги по утрам.

20:34 

Уныние.

heavy mental
19:24 

heavy mental
А мне безумцы нравятся холодными, мокрыми, сопливыми и злыми. А также в разной обуви и в драных носках в полоску. Безумцы меняются обувью и бредут домой утиной походкой. На одной ноге - кроссовок с дырой, а на другой - сапог до колена со шнуровкой. Безумцы чуть не падают со школьного крыльца. Мы сумасшедшие? Настя, ты выглядишь, как шлюшка. Спасибо. Пойдем. Дай руку мне! Я с крыльца упаду!
Фотографировать первый снег? Я брожу по квартире и щелкаю. Я жму на кнопку. Я запрещаю вытирать пыль. В воздухе мандарины и пустые улочки в темноте. Тают на моих пальцах. Кто сделал мои карманы такими маленькими? Мы кричим в арках, а я пою от радости. Неправда. Я просто хочу согреться. Поэтому и пою. Зяблик.
В прихожей мои мокрые следы, а на пыльных зеркалах мой почерк.

17:44 

Choke.

heavy mental
Вальсирую. 7 утра. Босые ноги и холодная плитка. Одной рукой я хватаюсь за кипящий чайник, а другой я крепко прижимаю к себе "Удушье".
Смотри также: бронхиальная астма.
Смотри также: асфиксия.
Смотри также: Чак Паланик.
Я разливаю чай по чашкам, разбавляя его холодной водой. Разбавляя еще и еще. До светло-желтой холодной жидкости. Я пью и морщусь. Горячо. Выпиваю вторую чашку. Поклонитесь партнеру по танцу. Когда я вырасту, я хочу быть Чаком Палаником.
Я запихиваю кусок сахара за щеку и шлепаю в мамину комнату. Хитро щурусь.
- Ма! Ма-а-а! Я не хочу картридж. Не хочу cd-rom. Не хочу даже обувь. Давай купим мне на 2000 рублей книг? Много-много книг!
Книжного junkie просят удалиться в школу, да поскорее.
Смотри также: опять опаздываю.
На уроках читаю под партой.

20:07 

Дыра в голове.

heavy mental
Почти как смысл жизни. Что лучше - новая обувь, картридж для принтера или нормально функционирующий cd-rom?
Не хочу ходить в кроссовках с дыркой или в старых сапогах, которые мне маловаты.
Не хочу писать доклады от руки.
Не хочу больше пинать системный блок с требованиями, чтобы он прекратил издеваться.
Уже два дня думаю, что обувь лучше. Но..?
Прошепчите мне подсказку.

01:57 

Пусть плачут и засыпают.

heavy mental
Мне иногда так хочется нажать всего одну кнопку. Так хочется вернуться. Так хочется обнять и поставить точку. Так хочется признаться в любви.
Я люблю тебя, ноябрь. Люблю твои холодные улицы и замерзшие руки. Люблю потерявшиеся перчатки и мокрые сапоги. Твои ухмылки и стоны. Твой ветер и слякотный снег. Твою неопределенность. Люблю тебя, ноябрь.
Мы будем бродить по улицам, шумным или пустым? Мы будем приходить домой в темноте? Мы будем вдвоем искать ключи в моем кармане? Мы будем пробовать сыр и запивать его кефиром? Будем красть желе? Я буду говорить глупости? А на полу в метро посидим? Обожаю тебя, ноябрь. Мой милый ноябрь, любовь моя! Сырой серый ноябрь. Четвертый.
Октябрь, между нами все кончено. Мы не можем быть вместе. Мы слишком разные.

Нетвердый Язык

главная